ок
ЛогинЗабыли пароль?Пароль

Зарегистрироваться

Новости

Форум парижской Гурджиевской группы  
 
 
© Gurdjieff Club 2011
design by maxx3

Луиза Мишел Блинкен Уэлч

Луиза Мишел Блинкен Уэлч появилась на свет в 1905 г.  в Нью-Йорке у родителей эмигрантов из Украины. Вскоре, когда ее мать умерла, дедушка и бабушка были вынуждены взять ее к себе. Они говорили ей, что они и есть ее родители,  но  надолго оставляли одну. Изредка ее навещал ее отец,  который был представлен ей в качестве  дяди. Обман и полуправда ощущались во всех семейных отношениях, и ее счастливейшие детские воспоминания не связаны с домом.

 

Чтобы заработать деньги для семьи, она была вынуждена уйти из школы в двенадцать лет и начала работать на упаковке посылок в полуподвале  на складе фирмы Стробридж и Клотьер, где  серьезно заболела малокровием. К счастью, ее лечил сочувствовавший ей доктор, который  настоял на том, что она не достаточно  здорова, чтобы вернуться на работу,  и снова отправил ее в школу.

 

В подростковом возрасте одна женщина-психолог проявила интерес к ее исключительным умственным способностям и даже намеревалась удочерить ее, однако Луизе  было уже достаточно псевдородительских отношений, и она отказалась.

 

После окончания школы она работал газетным репортером. Через несколько лет она устроилась на работу в «Нью-Йоркский Американец», сделавшись в первые годы после своего двадцатилетия  одновременно и модным издателем и «Матерью Манхэттена», дающей советы страдающим от безнадежной любви.

 

В эти годы в конце 1920-х, она жила среди Нью-Йоркской интеллектуальной элиты и тогда же  повстречала своего первого мужа журналиста, — на верхней открытой площадке Автобуса с Пятой Авеню,  на пути на лекцию А.Р. Оража, хорошо известного английского издателя.

 

Тогда же она начала  работать в группе Оража,   и продолжала эту работу в течение 8 лет пребывания Оража в Нью-Йорке. Позднее она посетила Институт Гармонического развития человека Гурджиева в Фонтенбло, где впервые повстречала Г.И. Гурджиева.

 

 Будучи брошена своим первым мужем несколько лет спустя в годы депрессии, она одна должна была растить двух малолетних детей,  и в 1934г. она начала писать рекламные материалы для «Бентон и Бауэлз». Там она встретила Уильяма Дж. Уэлча, многообещающего сотрудника рекламного агентства, но не соглашалась выйти за него замуж в течение семи лет, не желая обременять его семьей из трех членов в то время, когда он, решив поменять карьеру,  оставил  рекламное дело и  пошел учиться медицине.

 

В 1936г.  Луиза была назначена Директором писательского проекта Администрации для Штата Коннектикут. Когда Луиза вместе со своим мужем  переехала в Нью-Йорк в 1941г.,   она продолжила писать статьи и книги, но ее глубочайший интерес бы связан с Гурджиевским учением. Она посещала лекции П.Д. Успенского в Нью-Йорке и позднее приняла активное участие в работе мадам Успенской на Ферме Франклина, в Медхэме, Нью Джерси. После смерти Гурджиева в 1949г. Луиза стал одной из ключевых фигур во вновь образованном Гурджиевском фонде Нью-Йорка и позднее помогла в образовании аналогичных организаций в Торонто и Галифаксе.

 

В течение многих лет она почти ежемесячно выезжала в Торонто, где  вела группу. В 1982г., чувствуя, что Ораж так и не получил заслуженного признания в качестве первого человека, посеявшего семена Гурджиевского учения в Соединенных Штатах, она написала живой отчет о тех временах, названный ею  «Ораж с Гурджиевым в Америке» (Рутледж и Кейгэн Пол), который был переведен на французский язык.

 

Луиза Уэлч мирно скончалась  на 95-м году жизни в окружении своей семьи. Как сказал на ее похоронах Дэвид Янг: «У миссис Уэлч  была большая семья… каждый из нас чувствовал, что у нас есть особе место в ее сердце».

 

Отрывки из воспоминаний участника группы из Торонто (Канада) Дэвида А. Янга «Луиза Уэлч - Друг Сущности», посвященных Луизе Уэлч:

 

«То, что она говорила, казалось нам крайне важным, и это было не только в словах, но и в тоне ее голоса. Она говорила с силой и состраданием, и в том, что она говорила, присутствовал  отзвук  истины. Казалось, что все ее внешние проявления исходили из центральной части  бытия – из присутствия».

 

«Когда Миссис Уэлч впервые предложила мне взять ответственность за группу, она сказала: «Это работа для тебя. Ты никому не можешь помочь. Постарайся увидеть свою ложь». Позднее я сказал ей,  что чувствовал, что  я был не способен нести эту ответственность, но она ответила мне, что это чувство было фактически почти обязательным для каждого, кто ведет группы! «Но я чувствую свое полное несоответствие! В чем тогда моя работа?»

 

Слушай группу. Практикуй слушанье. Слушай себя, и претерпевай то, чем ты являешься. Это твоя работа. Когда ты начнешь пробуждаться, первая вещь, которую ты увидишь, будет твой сон. Как только ты начнешь видеть свою механистичность, свои реакции, у них  станет  меньше власти над тобой. Видение — это наша работа».

 

«Иногда она рассказывал нам то, что она называла «секретами», и я помню, как думал: «Естественно, раз она говорит нам это, они больше уже не будут секретами». Позднее я увидел, что то, что  она называла секретами, ими и являлось, и у нас ушло много времени на то, чтобы понять, что она сказала».

 

«Она часто обучала нас, не используя слова. Забота, с которой  она накрывала на стол перед трапезой трогала нас, и позже мы обнаруживали, что с такой же заботой мы подметали пол или мыли посуду. Когда она наблюдала за тем, как мы занимаемся ремеслами, или готовим, или занимаемся ремонтом,  то иногда казалось, что она одалживает нам свое внимание. Видя, что возможно было работать таким образом, с заботой, помогло нам позже обнаружить это качество в самих себе».

 

полный текст на английском языке

 


Высказывания Луизы Уэлч:

 

· Я никогда не видела такого, чтобы  усилие работы не изменило атмосферу.

 

· Реальная вера не противоположна сомнению. Она состоит в утверждении бытия.

 

· Как  нам понять, что работа не для того, что является самым восхитительным, но для бытия. Перемена не в изменении форм  сна, но в бытии – в гармоничном балансе, который повлияет на все бытие.

 

· Без внимания я не существую. Мое внимание всегда захвачено – чем-то, всем. Оно захвачено. Но оно может быть свободным. Собирайте внимание, работайте  ради внимания, учитесь направлять внимание. Когда я делаю серьезное усилие,  чтобы направить мое внимание на что-то,  начинается релаксация, энергии упорядочиваются. Открывается проход для того, чтобы появилось что-то другое.

 

· У всех нас бывают моменты пробуждения, но мы быстро теряем их, потому что мы их не ценим. Что-то происходит, но я  не контролирую это. Что-то  пробивает эту скорлупу. Как мне узнать мой способ прийти к этому? Если вы хотите знать, что это за пробивающее усилие  –  это мое желание. Бывают моменты, когда мое желание может прорезать насквозь защитную броню и прикоснуться к чему-то реальному и настоящему.

 

· Если я хочу быть кому-то полезным, я должен быть. Иначе я просто реагирующий механизм, инструмент, на котором играют.

 

· У эго есть сила. Оно было дозорным долгое время, оно хорошо охраняло меня. Оно воплощенное самосохранение,  но самосохранения маленького себя. Теперь эго начинает мешать росту большого Себя.

 

· Мы все сильнее, чем мы думаем, но не сильнее, чем мы это себе воображаем. Я притворяюсь, что я силен, что не правда, но ощущение, что я не могу, также не правда. В чем  у меня есть выбор? Он в усилии быть более внимательным, более заинтересованным, в стремлении объективно взглянуть на то, что происходит в то время, когда оно происходит.

 

· В течение продолжительного  времени я меряю все, что я вижу в себе, по  образу того, каким, по моему мнению, я должен быть. Из этой позиции невозможно видеть. Если я что-то вижу, то  я немедленно хочу  это изменить. Я не хочу быть таким, поэтому я не остаюсь с тем, что я увидел. Мне следует  укрепить  мужество оставаться с этим. Действительно ли я хочу стать  свободным, или только избежать отблесков моего рабства?

 

· Eсть кое-что, что нужно знать об усилии: усилие это не напряжение. Может быть, я мог бы понять это, если бы моя релаксация был более глубокой. Мне хотелось бы, чтобы существовало другое слово, не «релаксация». Ближайшее слово, которое я могу подобрать, это «позволение... разрешение…»  по  отношению к  эго, так, чтобы я мог прикоснуться к другому пласту, более истинному. Мы не ищем волшебных результатов, нам нужно не достичь результата, но осознать процесс.

 

· Существует борьба между моим желанием собрать внимание и привычкой моего тела двигаться ассоциативно. Я не могу бороться напрямую, но я могу возвращать мое внимание к моей работе.

 

· Не пробуйте менять. Изучайте. Когда вы работаете, что- то уходит само по себе.

 

· Когда вы обнаруживаете тревогу, признайтесь в этом самому себе так, как у вас это получится, и постарайтесь не убегать, но присутствовать в ней еще больше. Чувствуйте ее сильнее, увидьте себя изнутри, и постарайтесь увидеть, как распределено  ваше напряжение. Потом сделайте значительное усилие, чтобы достичь релаксации и постарайтесь прийти к какому-то утверждению самого себя в конце всего этого.

 

· Лучше одно пятиминутное усилие, искреннее и интенсивное, чем целый день «размазни», воображения  о том, что вы помните себя. Только то, что вы заработали и испытали много-много раз через усилие, может быть вашим.

 

· Чем больше я вижу свою беспомощность, тем больше  ощущаю необходимость  находиться в контакте  с источником энергии. Я начинаю, думая, что могу делать Работу. Какое-то время нужно, чтобы увидеть свою беспомощность. Настоящая мольба о помощи достигнет цели, но он должна быть реальной в тот самый момент, а не в ретроспективе.

 

Статьи Луизы Уэлч на английском языке:

 

 

Статьи Луизы Уэлч на русском языке:

 

 

 

Создание сайта - "ВЕБ КРЕАТИФФ"